Главные разделы
Поиск по сайту
Статистика сайта

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сайт начал работу 01.03.2013
Главная » Статьи » Лес и Люди

Книга 1 глава 6 часть 2
САЙТЫ <https://sites.google.com/site/samizdat52/home> < www. goman. su>
(Фрагмент)

Глава 6. часть 2. На них равнялись!
«Пол-Европы прошагали, пол-Земли…»

Слова этой песни вполне применимы ко многим нашим землякам. В том числе к магинцам Гумару Зайдуллиновичу Зайдуллину, Федору Филиповичу Иванову и озеркинцу Степану Васильевичу Устюгову.
Для Г.З. Зайдуллина (1916 года рождения) война с фашистской Германией была второй, и к ее началу он был вполне подготовленным воином с немалым боевым опытом. Еще в 1936 году Гумар Зайдуллинович был призван в РККА и прослужил два года. В 1938 году демобилизовался. Вернулся домой и два года проработал в Магинском мехлесопункте. В январе 1940 года он был вновь призван и пять месяцев служил в войсках, участвовавших в войне с Финляндией. Летом 1940 года его опять демобилизовали, и он вернулся в родной район. Но недолго молодой солдат пожил мирно: снова началась война. Уже в июле 1941 года Гумар Зайдуллинович в одном из полков Юго-Западного фронта. Вместе с товарищами пришлось испытать ему и горечь поражений, когда под ударами превосходящих сил гитлеровских войск они отступали до Сталинграда, и радость побед, когда освобождали: сначала - родную землю, а затем - в составе второго Украинского фронта – Европу.
Г.З. Зайдуллин

Свидетельство доблести и одновременно вехи боевого пути солдата – его награды, среди которых и медаль «За оборону Сталинграда», и медаль «За взятие Белграда». Наградили Г.З. Зайдуллина и орденом - Отечественной войны второй степени.


В третий и последний раз демобилизовали Гумара Зайдуллиновича в октябре 1945 года. Но поработал в леспромхозе после войны он недолго – всего два года. Причина тому – фронтовое ранение в ногу. Залечить рану врачи так и не смогли, и в 1947 году установили Гумару Зайдуллиновичу (пожизненно) первую группу инвалидности.
Федор Филиппович Иванов родился и вырос в деревне Галановка, – была такая в пяти километрах от Бердяша. На службу его призвали тоже еще до войны - в 1938 году. На фронт под Москву в декабре 1941 года он прибыл уже в звании старшего сержанта. Сразу был назначен заместителем командира отдельного саперного взвода, через месяц стал его командиром, и оставался таковым до конца войны.

Боевой путь Федора Филипповича впечатляет. Он участвовал в битве под Москвой, в разгроме немцев под Сталинградом, в боях на Курской дуге. Вместе с товарищами форсировал реки Днепр, Дунай, Грои (в Венгрии). С боями прошел через Западную Украину, Польшу, Румынию, Венгрию, Австрию, Чехословакию. Война для него закончилась в пятидесяти километрах от Праги встречей с американцами.

Ф.Ф. Иванов в молодости
Однако встречей не мирной. Сначала был двухчасовой бой, в ходе которого полк, в котором служил Ф. Ф. Иванов, выбил американцев из половины деревни, занятой ими незадолго до подхода советских войск. Объятья и дружеские похлопывания по плечам были потом, когда разобрались, что перед ними не эсэсовцы или власовцы…
Да и воином Федор Филиппович был очень умелым. Еще во время войны за доблесть в боях его наградили двумя орденами Красной Звезды и представили к награждению третьим орденом – Славы III степени, но получил его Ф.Ф. Иванов много позже, в 1970 году.
Четвертым орденом – Отечественной войны второй степени, наградили Федора Филипповича уже в мирное время.
Ветеран!

А о том, какова цена этих наград, свидетельствует такой факт: за четыре года войны Федора Филипповича трижды ранили. Но каждый раз, после недолгого пребывания в дивизионном госпитале, он возвращался в свою часть, и демобилизовался не сразу после войны, а в октябре 1945 года.
Уроженца деревни Круш Степана Васильевича Устюгова на действительную военную службу призвали восемнадцатилетним юношей в мае 1943 года.
К тому времени советские войска прочно владели стратегической инициативой. Уже не было необходимости в ликвидации брешей в боевых порядках войск. Потому новобранцев, прежде чем отправить на фронт, долго и основательно учили. Почти год познавал Степан Васильевич азы «науки побеждать» в Чкаловских
лагерях, а потом в учебном подразделении, обосновавшемся в одном из городов Грузии, выучился еще и на радиотелеграфиста.
В составе маршевой роты на первый Белорусский фронт С. В. Устюгов прибыл в феврале 1944 года. К тому времени Киев уже был освобожден, и до Буга стрелковый батальон, в который Степан Васильевич был зачислен в качестве радиста полевой радиостанции, следовал во втором эшелоне составлявших фронт войск. Но после переправы через Буг и до конца войны Степан Васильевич почти всегда был на передовой, обеспечивая связь наступающего батальона со штабами и поддерживающими пехотинцев подразделениями других родов войск. Бои, даже на завершающем этапе войны, были жестокими. Нередко ему приходилось браться за автомат и гранаты, отражая контратаки фашистов. О накале боев говорит хотя бы то, что в батальоне, в котором воевал Степан Васильевич, в строю нередко оставалось всего по тридцать-сорок человек.
С.В. Устюгов (справа) с друзьями фронтовиками, в Озерках на берегу Уфимки

Боевой путь части, в которой служил С. В. Устюгов, пролег через города Ковель, Радом, Лодзь. Степан Васильевич стал одним из тех, кто сумел под огнем немцев переправиться через Вислу и не только захватить, но и удержать знаменитый Сандомирский плацдарм.
За эти бои он был награжден орденом Красной Звезды. Его батальон был и в составе войск, которые участвовали в захвате Кюстринского плацдарма на Одере неподалеку от города Франкфурта. В числе отличившихся тогда воинов был и Степан Васильевич. Именно тогда его, к тому времени уже сержанта, удостоили еще одной высокой правительственной награды - ордена Славы III степени.
Так же, как и его земляк Ф.Ф. Иванов, С.В. Устюгов с боями пробился через половину Европы, и стал одним из тех, кто дошел до Эльбы, где встретился с американцами. Вскоре после встречи война закончилась, но служба Степана Васильевича продолжалась. До 1947 года он был в составе войск, дислоцированных в Германии в городе Демиц на Эльбе. Затем служил в России, а демобилизовался только в 1950 году, в звании старшего сержанта.

Римма Петровна и Степан Васильевич Устюговы

Уже после войны С.В. Устюгов был награжден третьим орденом – Отечественной войны второй степени.
Его заслуги перед Отечеством отмечены и многими медалями, как боевыми, в числе которых медаль «За отвагу», так и юбилейными.

Ветеран, который «…душой не стареет…»

Все в леспромхозе знают Николая Андреевича Сысолова. И вся его жизнь, так или иначе, связана с этим родным для него предприятием и поселками, в которых оно базируется. Родился Николай Андреевич в 1924 году в Бердяше, всего в нескольких километ-рах от Манаевской пристани, объекты и сооружения которой стали материальной базой организованного в 1929 году Магинского мехлесопункта. В мехлесопункте с первого года его существования работали многие родственники ветерана. Сам он, когда повзрослел, тоже долго не раздумывал, куда устроиться на работу.
Н.А. Сысолов

Первую запись в его трудовой книжке сделал именно мехлесопунктовский кадровик. Случилось это в мае 1939 года.
Первые годы работы в мехлесопункте Николай Андреевич трудился приемщиком. В этой должности поучаствовал (в 1940 году) в организации Балмазинского лесозаготовительного участка. Но молодого парня интересовала техника. Потому, по его просьбе, перевели его в Комсомольский лесозаготовительный участок, в котором на вывозке сортиментов уже тогда использовали автомобили.
Именно в этом ЛЗУ, в несуществующей ныне деревушке Смолокурка, закончил он шоферские курсы, и вплоть до призыва в РККА в мае 1942 года работал шофером на вывозке сортиментов с лесосек на нижний склад лесоучастка, располагавшийся тогда неподалеку от деревни Абдуллино на берегу Юрюзани.
Служил в РККА Н.А. Сысолов, – как и очень многие его сверстники – долго: до мая 1947 года. После демобилизации сразу же вернулся в леспромхоз и устроился на ту же, что и до ухода на войну, работу – то есть шофером на вывозку древесины в Комсомольскую автоколонну. С этой работой старший сержант запаса и бывший гвардеец-фронтовик справлялся лучше многих.
Подтверждение тому – медаль «За трудовое отличие», которой наградили его за победы в социалистическом соревновании лесовозчиков по результатам работы в конце сороковых годов прошлого столетия. Но инициативный и полный жизненных сил фронтовик чувствовал, что способен на большее. Потому – подобно наиболее активным погодкам и сверстникам, которые в возрасте, когда молодые поступают в вузы и техникумы, воевали с фашистами, - приложил массу усилий, чтобы получить необходимые для более масштабной и полезной для предприятия работы знания.
В отличие от очень многих, у него достало душевных сил и терпения учиться в зрелом возрасте, несмотря на с каждым прожитым годом все более хлопотное бремя забот о семье и взрослеющих (пятерых) детях. В 1954 году он, вместе с такими же, как он бывалыми производственниками, шесть долгих месяцев «грыз гранит науки» в Свердловском институте повышения квалификации руководящих инженерно-технических работников, а потом только на «хорошо» и «отлично» сдал экзамены по прослушанному курсу лекций для механиков автомобильных дорог.
После учебы Н.А. Сысолова назначили старшим механиком Комсомольского лесопункта. С этой работой он справился достойно, показав себя и умелым организатором, и высококвалифицированным специалистом.
В результате, когда Магинской автоколонне потребовался знаток накопленного в Комсомоле опыта организации автомобильной вывозки, Николая Андреевича назначили ее старшим механиком. Случилось это в 1958 году. Но и обосновавшись в главном поселке предприятия, Николай Андреевич не удовлетворился тем, чего уже достиг.
Параллельно с работой много занимался самообразованием и использовал практически все возможности для расширения профессионального кругозора очной и заочной учебой в официальных учебных заведениях. С отрывом от производства учился и в 1960 году - в Свердловске, три месяца, и в 1981 году - в Ленинграде, один месяц. Кроме того, в 1968 году завершил обучение во Всесоюзном заочном лесотехническом техникуме по программе повышения квалификации руководящих работников успешной сдачей всех шести экзаменов только на «четыре» и «пять».
В том числе благодаря и этому, Николай Андреевич, работая уже в управлении леспромхоза, «без особых проблем» справлялся с разнообразнейшими и многочисленными обязанностями и начальника отдела материально-технического снабжения и сбыта предприятия (начиная с мая 1965 года), и – последние годы перед уходом на заслуженный отдых - одного из инженеров производственного отдела.
На пенсию Н.А. Сысолов ушел только в июне 1985 года. Его общий трудовой стаж – с учетом того, что каждый военный год приравнивается к двум обычным, - 52 года. Несмотря на это, даже став пенсионером, Николай Андреевич в собственном ограниченном мирке не замкнулся, а от исполнения имевшихся у него на момент ухода на пенсию общественных нагрузок не самоустранился.
Он и сейчас активно участвует в работе и поселкового, и районного совета ветеранов. Продолжает общаться гвардии старший сержант запаса и с друзьями однополчанами, как и он, воевавшими с немецко-фашистскими захватчиками в составе 98 гвардейской парашютно-десантной дивизии. И не только посредством переписки, но и во время личных встреч, приуроченных к памятным и торжественным датам.
Однако попал в эту дивизию Н.А. Сысолов не сразу после призыва в действующую армию. Сначала были Дальний восток и город Канск. На Дальнем Востоке, на острове Путятин (располагается в нескольких километрах от материка и километрах в ста от Владивостока) молодой воин в составе одной из частей береговой обороны Тихоокеанского флота несколько месяцев строил укрепленные объекты и иные сооружения для новой зенитной батареи.
Именно там, в ноябре 1942 года, принял он воинскую присягу. Но в январе 1943 года, когда новая батарея была, в основном, построена, Николая Андреевича, как квалифицированного специалиста (шофера) и с его согласия направили в город Канск Красноярской области в полковую школу младших командиров.
Учился в полковой школе Н.А. Сысолов три месяца, получил воинское звание «сержант», и лишь потом, в начале лета 1943 года, прибыв в подмосковный город Яхрому, был зачислен в состав в 98 гвардейской парашютно-десантной дивизии. Дивизию намечено было ввести в состав стратегического резерва Ставки Верховного Главнокомандующего, потому доукомплектовывали ее только грамотными и физически развитыми молодыми бойцами и младшими командирами, в подавляющем большинстве курсантами военных училищ. И к отправке на фронт готовили очень основательно.
В программу обучения входили и владение всеми видами стрелкового и холодного оружия, и приемы рукопашного боя, а также каждый воин дивизии совершил несколько учебных парашютных прыжков с аэростатов и самолетов. Время и усилия на воинскую учебу не пропали втуне. К концу войны дивизия именовалась уже не только гвардейской, но еще и Свирской и Краснознаменной. А боевой путь дивизии - согласно данным одного из военных справочников – таков:
Первое боевое крещение новобранцы дивизии, а в их числе и Н.А. Сысолов, приняли 21 июня 1944 года в сражении при форсировании реки Свирь в районе города Лодейное Поле Ленинградской области и прорыве сильно укрепленной обороны противника. Затем дивизия, действуя в составе 37 гвардейского стрелкового корпуса, прошла с боями по лесам и болотам Южной Карелии, форсировала еще несколько водных преград, овладела многими населенными пунктами и освободила город Олонец.
Главным результатом этой операции, военными историками названной Свирско-Петрозаводской и осуществленной в период с 21 июля по 3 августа 1944 года, стало выведение Финляндии из состояния войны с СССР. Воздавая должное войскам, участвовавшим в операции, Верховный Главнокомандующий приказом № 217 объявил им благодарность, а приказом № 221 присвоил и корпусу, и входящим в его состав дивизиям почетное наименование Свирских.
После боев на Карельском фронте корпус передислоцировали в Белоруссию, где пополнили людьми и обновили арсенал военной техники, а в начале 1945 года – в Польшу, для участия в боях на Сандомирском плацдарме. Однако оперативная обстановка в районе озера Балатон потребовала изменения первоначальных планов. На этом участке немецко-фашистское командование сосредоточило огромные силы – тридцать дивизий, в том числе одиннадцать танковых.
Потому корпус был включен в состав советских войск, которым поручили разгромить эту очень опасную группировку противника. Участвуя в этих боях, Свирский корпус с боями прошел 305 километров, освободив при этом 13 городов и 645 населенных пунк-тов, и получил за все это почетное право прибавить к наименованию слово «Краснознаменный».
В последние недели войны корпус участвовал в Венской наступательной операции. А завершили участие в боевых действиях воины корпуса, а в их числе и Н.А. Сысолов, встречей неподалеку от Праги с союзниками – американцами.

Но конец войны не стал концом службы в армии для Николая Андреевича. До зимы 1945 года его дивизия решала задачи уже мирного времени под Будапештом. Потом ее передислоцировали сначала в центральную часть России, а потом – на Дальний Восток, то есть туда, где в 1942 году начал прохождение действительной военной службы новобранец Сысолов. С Дальнего Востока он - в мае 1947 года - и демобилизовался, прослужив пять лет.
Много чего изменилось с той поры в мире. И сами мы другие. И страна наша иначе, чем в Великую Отечественную войну, называется. Но до сих пор бережно сохраняет ветеран фронтовые реликвии, свидетельствующие, что в успехе войсковых операций 98-й гвардейской воздушно-десантной Свирской Краснознаменной дивизии, уже после войны награжденной орденом Кутузова, есть и его, всю войну возившего на передовую боеприпасы и военное снаряжение, заслуга.
Делал это он сначала на ЗИС – 5, потом на поступавших в СССР по лендлизу Студебеккерах, Шевроле и Форд-6. Всякое при этом с ним приключалось. И под бомбежки попадал. И под обстрелы. Бывало, выпутывался из затруднительных ситуаций и с помощью личного оружия военных шоферов – карабина.
Особенно дороги ему медаль «За боевые заслуги» и одна из семи его именных благодарностей, напечатанная хотя и на плотной, но пожелтевшей от времени бумаге. Медалью наградили его за бои при форсировании реки Свирь, те самые бои, после которых дивизия получила почетное дополнение к названию – «Свирская». А седьмую по счету именную благодарность Верховного Главнокомандующего, объявленную приказом № 306 от 24 марта 1945 года, получил он за участие в разгроме танковой группировки немцев юго-западнее Будапешта в составе 11 танковых дивизий и овладение городами Секешфехервар, Мор, Зирез, Веспрем и 350 другими населенными пунктами.
Несмотря на минувшие после войны десятилетия, общественность страны не забывает, кто спас мир от «коричневой чумы». Одно из подтверждений тому – награждение непосредственных участников боевых действий с фашистами орденом Отечественной войны второй степени. Вместе с другими фронтовиками, получил этот орден и Н.А. Сысолов.

«…из одного металла льют: медаль – за бой,
медаль – за труд…»

Вынесенные в заголовок слова как нельзя лучше характеризуют данную обществом оценку ратного и мирного труда Ивана Федоровича Роньжина. Убедительнейшее тому подтверждение – награды Ивана Федоровича. За проявленные в годы войны мужество и героизм он награжден орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны второй степени. Многолетний добросовестный труд ветерана на вывозке отмечен еще двумя высокими правительственными наградами – орденом Ленина и орденом Знак Почета. Награжден И.Ф. Роньжин и медалями. Как боевыми, так и за трудовые успехи. А Почетных Грамот у ветерана и вовсе целая кипа – чуть ли не в десять сантиметров толщиной.
Но очень непросто достались Ивану Федоровичу столь многочисленные знаки общественного признания. Весьма тернист и характеризуется в данном случае отнюдь не банально звучащей пословицей: «Жизнь прожить - не поле перейти!» – его жизненный путь. Примечательна судьба сына спецпоселенца еще и тем, что именно репрессированные во время коллективизации крестьяне, а со временем и их подросшие дети, составили немалую часть начавших формироваться в годы индустриализации трудовых коллективов многих промышленных предприятий, в том числе и лесозаготовительных.
Родился будущий лесовозчик в степном Дюртюлинском районе в деревне Ангосяк в 1921 году. В Караидельский район вместе с матерью, дедом, тремя сестрами и дву-мя братьями доставили его в мае 1931 года на пароходе.
От реки в Березовый Лог везли на подводах. Этапированными годом раньше старшими в семьях репрессированных мужчинами, – в том числе и отцом Ивана Федоровича – к тому времени были построены в нем жилые бараки, в одном из которых разместилась и семья Роньжиных.
Первые годы жизни в спецпоселке № 8 были неимоверно трудными. Не было у спецпоселенцев даже огородов, не говоря уже про домашнюю живность. И не потому только, что поселок был построен среди пней на свежем вырубе. Не разрешали тогда обзаводиться им хозяйством. Люди голодали. Свирепствовали болезни. В 1933 году от усугубленного недоеданием тифа умерли мать Ивана Федоровича и две сестры.
Устроенное неподалеку от поселка в Степановом логу кладбище за несколько лет стало весьма и весьма обширным. Но со временем жизнь и быт спецпоселенцев понемногу устраивались. В 1934 году в Березовом Логе была организована сельхозартель. Режим содержания стал мягче. Получив на то разрешение, спецпоселенцы раскорчевали огороды, и начали покупать коров и телок в соседних деревнях. Разрастался и поселок.
Результат изменений был парадоксальным: в предвоенные годы по социальному развитию Березовый Лог стал заметно опережать окрестные колхозные деревни. Были тогда в этом поселке спецпоселенцев-лесозаготовителей и больница, и клуб, и две школы, в которые, вместе с местными ребятишками, ходили дети из соседних деревушек. В одной из школ учился и Иван Федорович. Закончил семь классов. По тем временам это было солидное образование.
Без препятствий со стороны властей в 1938 году в Уфе на курсах «ЮЖУРАЛЛЕСА» на полном государственном обеспечении выучился на шофера. И до курсов трудился И.Ф. Роньжин в предтече леспромхоза – Магинском мехлесопункте. Подростком еще, вместе с братом, помогал отцу «выгонять» из бересты деготь, а из старых и предварительно разрубленных на крупные щепки сосновых пней – «выкуривать» смолу. Но лишь получив водительские права, стал полноправным членом коллектива. Да не простым лесорубом, а водителем лесовоза – газогенераторного ЗИС –21. Произошло это в сентябре 1939 года. С тех пор и вплоть до выхода на пенсию работал Иван Федорович шофером.
Последние предвоенные годы и первые недели войны жил И.Ф. Роньжин все в том же Березовом Логе. Призвали его в действующую армию в августе 1941 года. Начальную военную подготовку проходил в Уфе, Туймазах и Алкино. С сентября 1942 года продолжил службу сначала в Кунцево под Москвой, а затем в самой Москве в поселке ЗИС в формирующемся зенитном полку. Формировка шла долго. Не хватало автомобилей.
Но в марте 1943 года полностью укомплектованный полк был уже на фронте. По меркам тех лет, он был мощным боевым подразделением. Основным вооружением были скорострельные тридцати семи миллиметровые пушки. Успешным действиям полка способствовала его мобильность. Обеспечивали ее мощные трехосные американские «Студебеккеры». На одном из них, в составе зенитно-пулеметной роты полка, и воевал И.Ф. Роньжин.
Обычно полк занимал боевые позиции в полутора-двух километрах от передовой. Основным его предназначением было отражение налетов вражеской авиации. Но нет на войне раз и навсегда установленных правил. Случалось полку отбивать атаки и немецких пехотинцев. Однажды под Ковелем, с боями прорываясь из вражеского кольца, потерял полк почти весь личный состав зенитно-пулеметной роты. Именно тогда, за проявленный при выходе из окружения героизм, Иван Федорович был награжден орденом Красной Звезды.
Начавшийся в Западной Белоруссии боевой путь полка, в котором до конца войны служил И.Ф. Роньжин, пролег через реки Буг, Висла, Одер и закончился в мае 1945 года в двадцати километрах от Берлина. Но демобилизовался фронтовик лишь через полтора года после Победы. Где работать – не колебался. В ноябре 1946 года вернулся в леспромхоз.
Передовик!

Работать устроился, как и до войны, - шофером на вывозку леса, но в другой лесопункт – Комсомольский. Да и жить переехал в Комсомол.
Нелегка работа лесовозчика. Лесные дороги и зимой-то – не городской асфальт. Да и режим работы в сезон «большой вывозки», то есть с ноября по март, мягко говоря, - изнурительный. Почти всегда в те годы древесину зимами вывозили круглосуточно. А шоферов на одном лесовозе двое. Вот и выходило: сутки – на работе, сутки – дома. Не всякому такое напряжение по силам. Но Иван Федорович даже в славившемся на весь Союз передовиками леспромхозе, всегда был одним из самых лучших.
Многие передовики, работавшие, в те годы в Комсомольском лесопункте, за ударный труд были награждены орденами. В том числе и почти двадцать лет проработавший начальником этого лесопункта З.Г. Сафин. Получили высокие правительственные награды и лесовозчики: Н.Л. Ямалтдинов был награжден орденом Ленина, М.А. Сысолов – орденом Знак Почета.
Но обоих этих орденов во всем Магинском леспромхозе удостоился только И.Ф. Роньжин.

И. Ф. Роньжин с курсантами в гараже Комсомольского лесопункта

Всего проработал в леспромхозе Иван Федорович тридцать один год и три месяца. Из них двадцать девять лет – лесовозчиком. А на пенсию ветеран-орденоносец ушел лишь в феврале 1978 года.

Ветераны войны из Озерков, Круша и Бияза


Магинские фронтовики-ветераны


Историко-краеведческий музей Караидельского района
Стенд и распечатки текстов проекта «Лес и люди»


Снимки сделаны фотохудожником Р.А. Кашаповым
Конец первой книги трилогии «Лес и люди" В. Гоман. Телефон: (34744) 2-32- 81.
Категория: Лес и Люди | Добавил: adm (02.06.2015)
Просмотров: 396
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость