Главные разделы
Поиск по сайту
Статистика сайта

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сайт начал работу 01.03.2013
Главная » Статьи » Лес и Люди

Книга 2 глава 2
Глава 2. Коллективисты

Всех помнят

С 1946 по 1949 год Караидельским леспромхозом руководил А. И. Орехов. В 1949 году директором предприятия назначили П. Д. Савинцева. С мая 1954 года командовал коллективом М.П. Ошлёпкин. Все трое запомнились ветеранам незаурядными деловыми и исключительными человеческими качествами. В годы их директорства леспромхоз, в основном, завершил строительство трех лесовозных дорог – Атняшинской, Буртымской и Крушской, и окончательно утвердился в ряду ведущих предприятий лесной отрасли. Много доброго рассказали ветераны и о руководившем (недолго) леспромхозом после М.П. Ошлёпкина П.А. Пронькине. Но в начале 1964 года в состав предприятия на правах лесопункта включили бывший ранее самостоятельным Кирзинский леспромхоз. Объединенный леспромхоз стал именоваться Магинским. Руководить укрупненным леспромхозом поручили бывшему директору Кирзинского ЛПХ С. В. Мельникову.

С. В. Мельников работал директором Магинского леспромхоза до июня 1974 года, пока из-за пошатнувшегося здоровья не попросился на более легкую работу, после чего еще несколько лет трудился главой поселкового совета. После него руководил предприятием В. А. Назаров, исполнявший эту работу вплоть до перевода в мае 1989 года в Уфу – начальником отдела лесозаготовок и лесосплава «Башлеспрома». Понятно, что и Мельников, и Назаров, как и их предшественники, были коммунистами, в повседневной работе с людьми упор делали на коллективизм, а при распределении разного рода материальных благ всегда учитывали личный вклад каждого в выполнение производственных планов. Да и работали все пятеро в годы, когда штатное расписание с данными о количестве и фонде заработной платы управленцев было приложением к коллективному договору, который (после обсуждения его содержания на общих собраниях) размножали типографским способом и рассылали по мастерским участкам. Некоторое представление о сравнительной стоимости физического и управленческого труда в те далекие уже годы дают такие цифры: летом 1944 года месячная зарплата директора леспромхоза составляла 1100 рублей, а уборщиц и охранников – 120 рублей. Те же данные из штатного расписания за 1984 год: оклад директора – 250 рублей, месячная тарифная ставка охранников и уборщиц – 60 рублей. Однако С.В.Мельников, в отличие от других бывших директоров, после выхода на пенсию остался в Магинске, а В. А. Назаров руководил предприятием дольше любого из предшественников – пятнадцать лет. Кроме того, биографии обоих, на мой взгляд, типичны для «доперестроечного» директорского корпуса. С.В. Мельников - из числа талантливых самородков–организаторов, ставших руководителями в тридцатые годы, а В.А. Назаров - из «молодых, да ранних» которые, благодаря созданной трудом старшего поколения материальной базе, совсем еще юными получили полноценное инженерное образование. Очевидно также, что характеристики достовернее, если даны близкими по возрасту к героям очерков людьми, либо их начальниками. Потому первый из завершающих главу очерков (впервые опубликован в газете «Караидель» в декабре 1998 года) написан одним из самых именитых журналистов района, а во второй включен фрагмент доклада генерального директора «Башлеспрома».

Вершина жизни

Вообще-то он не башкирских краев. Родился и вырос в соседней Пермской области. Рано познал «почем фунт лиха». С детством расстался в тринадцать. Долго не мудрствуя, пошел работать в местный лесоучасток телефонистом. Даже паспорта еще не было. Вскоре его направили на краткосрочные курсы. Вернулся. Назначили десятником. Потом окончил училище при Косинском леспромхозе в Коми-Пермяцком национальном округе. Приехал. Дали должность посолиднее. Назначили старшим десятником.
По натуре деятельный, расторопный, с головой окунулся в работу. Не жалел себя. Спуску не давал и другим. Ежедневно организовывал работу. Подбадривал людей. Вечерами, у жарко натопленной печурки, подсчитывал «кубики», подбивал «бабки», составлял отчеты.
Как говорится, «горел парень на работе». Проворный, настырный, по-рабочему прямой, требовательный к себе и подчиненным, он быстро приглянулся начальству. Недолго ходил в десятниках. Шел 1936 год. Вдруг его рекомендуют на ответственную должность – начальником крупного Баденского лесоучастка. А начальнику этому шел в то время 18-й год. Да, взвалили на его неокрепшие плечи серьезную ношу. Без никакого испытательного срока, как говорится.
Да, начальник участка - не десятник в лесу. Ему доверена судьба многих людей. Их заботы, радости, горести. Начальник - большой руководитель, наставник для подчиненных, их первый воспитатель. Правда, к тому времени у него уже был кое-какой опыт работы с людьми. Успела проявиться и организаторская жилка. Природа не обделила его и сообразительностью, житейской смекалкой.
Но и сам не терял даром времени. Много читал. Ночами настойчиво изучал технологию лесозаготовок, передовые методы заготовки и вывозки леса. Вступил в комсомол. К личным и производственным интересам прибавились еще общественные. Ночи для него стали короче. Упорно занимался над собой. Старался не отстать от жизни.
Так в середине тридцатых годов вошел в кругооборот бурной, кипучей жизни простой, веселый, в меру серьезный, неунывающий, однако упорный, настойчивый, умеющий добиться своего парень Спиря Мельников, впоследствии – маститый руководитель крупных предприятий лесной промышленности Пермской и Горьковской областей и Башкирской республики, многоуважаемый Спиридон Васильевич.
Предвоенную, далекую пору он считает началом своей нелегкой, но интересной жизни, без остатка отданной любимой работе. С тех далеких пор он и ведет отсчет своих более пятидесяти трудовых, так не похожих друг на друга, неповторимых лет.
Правда, сам он из полувекового трудового стажа отбрасывает шесть долгих лет армейской службы. Начал он войну на Первом Белорусском фронте в должности командира роты Отдельного мотобатальона 8-й гвардейской армии, в рядах которой прошел тысячекилометровый огненный путь от берегов Волги до Берлина. А закончил ее в составе оккупационных войск в самой Германии – командиром отдельной стрелковой роты третьей армии. Словом, покинув родной очаг в суровом сорок втором, воин вернулся к родному крыльцу только в 1948-ом в чине капитана, с полной грудью боевых наград, окрепший, возмужавший, прошедший сквозь огонь и воду.
Хотя одержана большая победа, трудное было время. Село осиротело. Много бед прибавила и жестокая засуха 1947 года.
Не мог долго отлеживаться дома гвардии капитан в запасе. Через неделю явился в отдел кадров Тешинского леспромхоза Горьковской области. Направили возглавить самый дальний, сильно разбросанный, да еще запущенный Виляйский лесоучасток. Два года поднимал это полуразвалившееся хозяйство. Ночи не спал. Поставил-таки на ноги. Но…
После войны начали интенсивно осваивать лесные богатства Башкирии. Манили бывалого воина лесные дали, что там говорить. Долго не раздумывал. Попросился в Башкирию. Приехал. Направили в Сарвинский участок Нуримановского района. И с тех пор башкирская земля стала для С.В. Мельникова второй родиной. Здесь он окончательно обрел дар настоящего руководителя. Прошел большой путь. Возглавлял крупные лесные предприятия, как Комсомольский лесопункт, Кирзинский леспромхоз нашего района. Затем долгие годы руководил объединенным Магинским леспромхозом, крупным поставщиком деловой древесины республике.
В те годы происходило техническое перевооружение лесной отрасли. В лес стала поступать первоклассная техника: сильные МАЗы, трелевочные тракторы, мощные бульдозеры, незаменимые бензопилы. Словом, по-настоящему стали механизироваться трудоемкие процессы заготовки, погрузки, вывозки, разделки леса – соответственно резко увеличились объемы и ассортимент лесопродукции: деловая древесина для строек, тарная дощечка, заливная клепка, шпалы, фанерное и спичечное сырье, телеграфные столбы.
Все труднее и сложнее становилось руководить лесным предприятием. Масштабы работ увеличились. Людей хронически не хватало, особенно квалифицированных кадров.
Как руководителю и ему уже не доставало знаний, полученных в сумбурной довоенной жизни, урывками на годичных курсах. Вот и пришлось солидному директору в сорок лет засиживаться ночи напролет над учебниками, успешно закончить Салаватский индустриальный техникум. К старому багажу прибавилось много новых знаний. А опыта у него хватало на три жизни.
Но он и на этом не остановился. В конце 60-х поступил заочно на двухгодичную Мо-сковскую общественную Академию, которую успешно закончил в 1970 году.
Зенит славы магинских лесозаготовителей приходится к концу шестидесятых и началу семидесятых годов. Они не раз завоевывали переходящее Красное знамя Министерства лесной промышленности Союза ССР. А в 1966 году Магинскому леспромхозу было вручено переходящее Красное знамя ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС на вечное хранение.
Десять лет руководил Спиридон Васильевич крупным Магинским леспромхозом. Руководил умело, толково, со знанием дела. Уважали его люди. И не только как руководителя, но и как наставника, умного советчика, близкого товарища, который всегда готов прийти на помощь в трудную минуту, поддержать где надо советом, поднять настроение веселой шуткой, или просто разобраться в запутанных житейских делах.
Предприятие из года в год шло в гору. Коллективу не раз вручались Красные знамена Союзного Министерства и ЦК профсоюза отрасли. Труд лесозаготовителей не раз отмечался крупными денежными премиями. В 1966 году леспромхозу было присуждено на вечное хранение памятное Красное знамя Башкирского обкома КПСС, Президиума Верховного Совета и Совета Министров БАССР, ОК ВЛКСМ и Облсовпрофа
Это при нем началось патриотическое движение пятитысячников памяти тоже позавидуешь. Хотя человек на днях закругляет восемь десятков, до сих пор в его цепкой памяти сохранились сотни имен и фамилий сослуживцев. И сейчас прекрасно помнит он, когда и каких высот достиг тот или иной коллектив, кто, за что, чем награжден, когда, какие нововведения внедрялись в лесу. Он часами может вспоминать интересные случаи, эпизоды, курьезные факты из нелегкой, не всегда экзотической жизни лесорубов, увлекательно повествовать о событиях давно минувших дней.
Жизнь менялась. Обновлялись и методы лесоразработок. Появились первые укрупненные бригады, которые резко изменили технологию лесозаготовок, улучшили использование техники. Ежегодный объем лесозаготовок «зеленого золота» достиг до 360-380 тысяч и более кубометров. Это при его бытности стали появляться механизированные линии в нижних складах, значительно увеличиваться переработка леса. Предприятие превратилось в одно из ведущих среди аналогичных в республике.
Никогда раньше не жаловался Спиридон Васильевич на здоровье. Лес был для него чудесным санаторием, заряжал бодростью, придавал силы. Однако годы брали свое. Симптомы сердечной недостаточности начались после пятидесяти лет. Трудно стало директорствовать. Он сам попросился на легкую работу. Избрали председателем поселкового совета. Разве для беспокойного по натуре человека бывает легкое дело? За пять лет на этой должности пришлось вложить немало сил для оживления работы общественных организаций, различных комиссий по укреплению общественного порядка, организации борьбы с пьянством, преступностью. Много сделано и по благоустройству поселка, улучшению быта лесорубов. Параллельно он долго руководил и первичной ветеранской организацией.
Все было в жизни: радости и горести, бессонные ночи и светлые дни, огорчения за промашки, чувство гордости за трудовые успехи. Но больше всего было трудностей. В постоянном их преодолении видел смысл своей жизни потомственный лесоруб, воин, руководитель, коммунист С.В. Мельников. Родина высоко оценила его ратный подвиг и благородный мирный труд. Он кавалер четырех высших орденов, таких как ордена Ленина, Октябрьской революции, Отечественной войны, Красной Звезды, множества медалей. Он много раз избирался депутатом райсовета, членом бюро РК КПСС, не раз был делегатом областных партконференций.
На днях Василию Спиридоновичу исполняется 80 лет. Да, 80 прожить – не поле перейти. Что и говорить, большой жизненный путь прошел С.В. Мельников. За десятилетия работы с людьми у него выработалось ценное качество – в больших и малых делах полагаться на общественность. Он всегда был с народом. В этом видит неиссякаемый источник силы.
В просторном, уютном доме коротает долгие зимние дни бывший директор крупного предприятия Спиридон Васильевич со своей Адамовной, так буднично, любовно называет он свою супругу. Сыновья давно обосновались в далеком Надыме, вряд ли приедут сюда на постоянное жительство. Ведь у них своя жизнь. Да и четыре дочери тоже не с ними. Но изредка приезжают навестить родителей. Тогда уж просторный директорский дом становится совсем тесным. Ведь количество всех сыновей, дочерей, внуков, правнуков доходит до 24. Солидное потомство, не правда ли?
С 80-летием тебя, дорогой человек, доброго здоровья до 100 лет.

М. Галиханов, член союза журналистов Башкортостана.

КОНЕЦ ЦИТАТЫ

Личным примером

Виталий Алексеевич Назаров родился в 1935 году в Рязанской области. Поволжский лесотехнический институт закончил в 1959 году, получив диплом инженера-технолога. Служебную карьеру в леспромхозе (тогда еще Караидельском) начал в июле 1961 года в Крушском лесопункте. Сначала работал техноруком лесопункта, потом – начальником, а в феврале 1962 года его перевели в управление предприятия, назначив начальником производственно-технического отдела леспромхоза. Начальником ПТО В.А. Назаров проработал более пяти лет. В июле 1967 года его назначили главным инженером предприятия, а директором леспромхоза (в то время уже Магинского) Виталий Алексеевич стал 8 июня 1974 года.

Понятно, что новый директор был в курсе проблем предприятия, обусловленных, главным образом, тем, что к середине семидесятых годов примыкающие к сплавным рекам сосняки и ельники в сырьевой базе леспромхоза существенно поредели. Необходимо было, не снижая достигнутого в середине 60-х общего объема заготовки и не ухудшая экономических показателей, адаптировать предприятие к хозяйственному освоению преимущественно перестойных лиственных древостоев в центре и дальних участках сырьевой базы, включавшей в себя в те годы и часть территории Дуванского района. Окончательно преодолеть наметившийся кризис удалось к концу семидесятых годов. Сделано это было за счет масштабного дорожного строительства, умелой организации рациональной разделки на нижних складах, а также перевода лесопильных и тарных цехов предприятия на переработку преимущественно лиственных кряжей. В результате основной продукцией тарных цехов стали не хвойные доски, а малоразмерные лиственные пиломатериалы, такие как тарные комплекты и черновые заготовки (клепки) для производства заливных бочек. Наработанные и апробированные в те годы технологические схемы и приемы освоения год от года все менее качественного лесосечного фонда, при постоянно увеличивающемся среднем расстоянии вывозки, и во все меньших по площади лесосеках, обеспечили успешную работу предприятия и в последующие десятилетия.


В.А. Назаров

Некоторое представление о размахе работ по «облагораживанию» малоценного без предварительной подработки исходного лиственного сырья дают цифры, характеризующие объем и номенклатуру реализованной в те годы продукции. В частности, в 80-е леспромхоз ежегодно поставлял для нужд народного хозяйства до 60 тыс. кубометров дорогостоящих фанерных (сырье - береза) и спичечных (сырье - осина и липа) кряжей и чураков. Кроме того, добиваясь максимально возможной утилизации исходного лиственного сырья, из березовых вершинок и тонкомера леспромхозовцы выпиливали еще и «балансы», которые отправляли в Финляндию.
Еще более весом вклад в первичную переработку лиственной древесины работников тарных и лесопильных цехов предприятия. Проиллюстрированный цифрами результат их труда таков: леспромхоз ежегодно отправлял – практически во все регионы СССР - по 10 -11 тыс. кубометров досок (в основном - лиственных) и до 6 тыс. кубометров тарных комплектов (сырье – все породы) и клепок (сырье – осина) для производства заливных бочек.
Однако - если по совести, самое значимое для всех следствие систематического перевыполнения плана и заданий Магинским леспромхозом - это радикальное улучшение качества жизни в лесных поселках. Именно финансовая мощь предприятия стала основой множества масштабных проектов, и в двадцать первом веке не утративших социальной значимости. Один из них - строительство (леспромхоз был и заказчиком, и одним из субподрядчиков) ВЛ 35 КВ Караидель –Абдуллино и понижающей трансформаторной подстанции близ деревни Абдуллино, а также большей части запитанных от этой подстанции высоковольтных (напряжением 10 киловольт) воздушных линий электропередач, положивших начало обеспечению промышленным током левобережья района.
Понятно, что все эти успехи заслуга не только директора, но и возглавляемого им самого большого на те годы коллектива района, численность которого в зимние месяцы, вместе с сезонниками, достигала двух тысяч человек. Неоспоримо также, что свою лепту в общее дело вносили и все остальные, работавшие тогда в леспромхозовских поселках. И учители, готовившие достойную смену работавшим в предприятии родителям своих воспитанников. И врачи. И торговые работники. И почтовые служащие. Но и на их мировоззрение и стиль работы, не говоря уже о инженерно технических работниках леспромхоза, заметно и весьма существенно влиял В.А. Назаров. И главным образом - личным примером, поскольку, чуждый стяжательства, всецело отдававшийся работе, и неизменно доброжелательный к честным труженикам, Виталий Алексеевич и всем остальным морально-этическим нормам тех лет неукоснительно следовал.
Высокий, по-спортивному подтянутый, всегда в тщательно отутюженной одежде, и при галстуке, на работу Виталий Алексеевич являлся, как правило, не позднее половины восьмого. Предметом особых его забот были заготовка леса, быт работников леспромхоза и дорожное строительство. В каждый свой приезд в мастерский участок, он доходил до каждого лесоруба, и не только летом, но и зимой - по метровой глубины снегу, и с каждым, не жалея на это времени, подолгу и обо всем беседовал. Обедал в такие дни в котлопункте мастерского участка, вместе с рабочими.
В тот же день, лично и очень дотошно, проверял ассортимент товаров в магазинах, работу хлебопекарни, порядок в детском садике и ход жилищного строительства в лесном поселке, в котором базировался данный мастерский лесозаготовительный участок. Возвращаясь в Магинск, останавливался там, где работали бригады и иные подразделения дорожно-строительного отряда предприятия, проверяя их работу.
Вернувшись в кабинет, сразу же вызывал руководителей соответствующих служб и отдавал распоряжения, имеющие своей целью устранение выявленных в беседах с рабочими и в ходе проверок недочетов и недостатков. Но и после этого не уходил домой, а допоздна работал с документами. И так изо дня в день. Равняясь на директора, примерно так же трудились и начальники лесопунктов, и мастера, и все ведущие специалисты леспромхоза.


Погрузка гравия на самосвал бульдозером в одном из придорожных карьеров.
Снимок сохранил и прислал Р. Хайретдинов

Прямым следствием такой именно работы «итээровцев» предприятия стало выдвижение набравшихся под началом Виталия Алексеевича опыта специалистов на ответственную работу на других предприятиях лесопромышленного комплекса региона.
Акцентируя на этом внимание публики, приглашенной на торжественное собрание, посвященное семидесятилетию Магинского леспромхоза, генеральный директор лесопромышленной холдинговой компании «Башлеспром» Р.Г. Хазипов заявил: Особо хочется отметить ведущую роль Магинского леспромхоза, а также лично бывшего его директора, заслуженного работника лесной промышленности Башкортостана, кавалера орденов «Трудовое Красное Знамя», «Дружба народов» и многих медалей В.А. Назарова, в подготовке руководящих кадров для предприятий «Башлеспрома».
Выходцы из «Магинской школы» ныне продолжают работать на предприятиях холдинговой компании: А.Ш. Хусаинов – директором Уфимского ремонтно-механического завода, А.Г. Павлов – заместителем директора Сибайского леспромхоза, Н.И. Шуняев – директором Белорецкого леспромхоза, П.И. Брагин – главным инженером экспериментальной мебельной фабрики, Г.П. Хусаинова – начальником финансово-экономического отдела ЛХК «Башлеспром». Длительное время работали директорами леспромхозов магинчане П.М. Чильдинов и В.Н. Выгузов. Одиннадцать лет проработал заместителем генерального директора «Башлеспрома» В.П. Авенс – тоже выходец из Магинска. (Конец цитаты.)


На снимке, в центре, за столом сидят (слева направо): директор В.А Назаров; секретарь парткома – Р.И. Мукатов; председатель профкома - С.Г. Ворожцов.

Научили учиться и не разрознено, а коллективами, трудиться!

Поговорок, «крылатых фраз» и афоризмов об учебе, учениках и педагогах не счесть. В их числе высказывание библейских времён мыслителя: «Не стыдно – не знать: стыдно – не учиться!» Все преподаватели, на уроках, лекциях и семинарах время от времени, на разные лады, непреложную истину эту повторяют. Но лишь одарённые и увлечённые своим делом педагоги, ненавязчиво, не афишируя, исподволь, вне зависимости от области знаний, с которой обучаемых ознакомляют, способны привить своим воспитанникам желание и умение всю жизнь: «…учиться, учиться, и учиться…» Таких педагогов не так уж мало. Именно о них бывшие их воспитанники, пока – живы, вспоминают. Главным и решающим образом, именно их усилиями, и в техникумах, и в вузах, и в академиях, из «сырого исходного материала», то есть студентов и учащихся, высококвалифицированных специалистов воспитывают и подготавливают. Весьма примечательно, что особенным уважением пользовались и пользуются: или - требовательные, или - не ограничивающие себя лишь учебной программой, - преподаватели.
В Уфимском Индустриальном техникуме в начале шестидесятых годов двадцатого века доминировали именно такие педагоги, а значительная часть учащихся обучалась в те годы по специальностям: «Технология лесозаготовок»; «Водный транспорт леса»; «Лесное хозяйство»; «Механизмы и оборудование лесозаготовительных предприятий».
Именно такого профиля специалисты всегда требовались в советскую пору в сплавных конторах, леспромхозах и лесхозах, хозяйствовавших, в том числе, на территории Башкортостана. Понимая это, руководители техникума, стремясь принять на эти специальности учащихся именно из лесных сёл, деревень и посёлков, приёмные экзамены, бывало, проводили в центральных конторах наиболее крупных лесопромышленных предприятий региона. В том числе, поэтому, приемные экзамены я сдал в Магинске, а в техникуме первый раз появился лишь первого сентября 1961 года, и – приступил к занятиям. Но не только. Меня сразу же поселили в общежитие.
В организации учебного процесса в техникуме те годы участвовали не одни лишь педагоги. Существенный вклад в успешную подготовку самых востребованных в те годы в лесопромышленных предприятиях региона специалистов, вносили работники административно-хозяйственных подразделений техникума. В результате, многие мои сокурсники - сельчане, пока учились, жили в общежитии. Мне тоже довелось пожить в таковых: сначала, пару месяцев, до случившегося из-за короткого замыкания пожара, в многоместной комнате в общежитии, устроенном в старинной постройки здании, напротив сквера имени В.В. Маяковского. Повторно получить место в общежитии удалось на втором курсе. Комната тоже была многоместная, но двухэтажное здание, в котором общежитие было устроено, располагалось в одном квартале с главным учебным корпусом техникума по адресу: улица Ф.М. Достоевского, дом № 138.
На третьем курсе мне тоже повезло: хозяйственники техникума сумели добиться выделения для своих подопечных всех комнат на одном этаже в большом, в плане отдалённо напоминающим подкову, пятиэтажном здании напротив Монумента Дружбы. В этом общежитии комнаты были четырехместные, на каждом этаже имелись кухни с электроплитами, а на первом – ещё и общие на все этажи душевая и прачечная комнаты. Вполне удовлетворительно разрешали сотрудники хозяйственных служб техникума проблемы с жильем учащихся и тогда, когда в летние месяцы, их подопечные по несколько групп одновременно, приезжали с мест прохождения практики на семинары, то есть дней на десять-пятнадцать. На такие случаи как спальное помещение использовали: то – спортзал, или – актовый зал. Всегда на должном уровне был и надзор за порядком в общежитиях: в разумных пределах, свободу студентам, безусловно, и без изъятий, предоставляли, но «вседозволенности», - и в помине не было.
Свою лепту в эффективную организацию учебного процесса вносили также финансовые службы техникума. Успевающим учащимся стипендию выплачивали без задержек. Начиная с 1962 года, стипендия была одинаковой на всех курсах и равна двадцати рублям в месяц. «Масштаб» стипендии определяют такие цифры: трамвайный билет стоил в те годы – 3 копейки, автобусный – 6 копеек, троллейбусный – 5 копеек. Цены на самые покупаемые учащимися техникума продукты таковы: килограмм сахарного песка стоил 76 копеек; буханка белого хлеба второго сорта – 14 копеек; килограмм ливерной колбасы – 30 копеек; килограмм кровяной колбасы - 50 копеек; килограмм конской колбасы 90 копеек. Цены в располагавшейся в полуподвале основного здания техникума (слева от парадного входа) студенческой столовой тоже были доступными. Перекусить «…без излишеств…» в ней можно было за 10 копеек, поскольку стакан киселя стоил 7 копеек, а один кусочек нарезанного белого хлеба 2 сорта продавали за одну копейку.
Но основную часть работы по подготовке квалифицированных специалистов выполняли, безусловно, педагоги. У каждого из педагогов были свои, присущие только им приёмы работы с учащимися, самые, по их мнению, эффективные, и при этом часто далеко простирающиеся за рамки стандартной учебной программы. Но было и общее для всех сотрудников техникума: все они, каждый по-своему, стремились помочь выросшим в лесной глухомани юношам и девушкам изжить «провинциальность», и в полной мере овладеть стандартными для тех лет бытовыми навыками и умениями городских сверстников.
Первая классная руководительница нашей группы, Нина Николаевна Яганова, преподавала математику. Полагаю, никто не будет оспаривать, что это сложный предмет, на подготовку конспектов к занятиям, а также проверку контрольных работ, требующий много времени. Со всем этим Нина Николаевна справлялась безукоризненно. В результате те мои сокурсники, которые продолжили обучение в вузах, легко справились и с институтскими программами по математике.
Очень ответственно относилась она и к своим обязанностям классного руководителя. Была она всего-то лет на 5-6 старше нас, и весьма хрупкого телосложения, тем не менее, и в осеннюю непогодь, и в зимнюю стужу, она систематически навещала не имевших места в общежитии своих воспитанников, проверяя, нужными ли делами они вечерами занимались. В том числе, поэтому, все они, на всякий «пожарный случай», свои постели не «абы как», а «как следует» заправляли, и полы в своих «углах» всегда в должной чистоте содержали. Очевидно, что для молодой девушки такие «прогулки» были, по меньшей мере, рискованными, поскольку не имевшие места в общежитии её воспитанники жили, чаще всего, в частных домах на, плохо в те годы освещённых и расчищенных, глухих улочках Уфы рядом с речкой Сутолокой.
Историю на первом курсе нам преподавала не только досконально знающая свой предмет, но и весьма эффектная внешне молодая (лет двадцати пяти) учительница. К сожалению, я запомнил лишь ее имя: Регина. Именно она, необидно подтрунивая над неряшливыми, приучила всех нас не только уроки учить, но и о «стрелках» на брюках заботиться.
На втором курсе классным руководителем нашей группы стал преподававший электротехнику Виктор Павлович Яковлев. Понятно, что основное внимание он уделял параллельному и последовательному соединению проводников, и прочим электротехническим премудростям. Однако своё личное время на инструктаж, как пользоваться редкими ещё в те годы разновидностями бытовых электроприборов, он тоже не жалел, причем инструктаж был предметным. Виктор Павлович часто приносил на уроки (вероятнее всего – из своего дома) кассетный магнитофон, телевизор и иную, мало кому из сельчан в те годы привычную и известную, бытового назначения технику, и пояснял тем своим воспитанникам, которым это надо было, как правильно такими электроприборами пользоваться.
Исключительно полезно для учащихся организовала свою работу и преподававшая русский язык и литературу Мария Ефимовна Гольденберг.

Снимок сохранили и прислали сотрудники Уфимского лесхоза-техникума
Усваивать новый материал учащиеся начинали с первой минуты её урока: такой темп изучения Мария Ефимовна умудрялась поддерживать все 90 минут очередной «пары» русского языка и литературы. Кроме того, все кто пожелал, с ее «подачи» овладели техникой «скоро чтения». Суть этой техники: читать изучаемый текст - не по слогам, и даже - не отдельными словами, а – по меньшей мере, абзацами. И, несмотря на это, вполне удовлетворительно запоминать прочитанное. Понятно, что при изучении технических дисциплин такой подход неприемлем, а вот при ознакомлении с содержанием речей и книг политиков, - это именно то, что, в таких случаях, – надо, и всем воспитанникам Марии Ефимовны, которые после техникума учились еще и в вузах, навыки скоро чтения очень-очень пригодились…
В пору, когда в лесопромышленных предприятиях начали установку и монтаж башенных и козловых кранов, много добрых слов из уст руководивших этой работой, и некогда учившихся в Уфимском Индустриальном техникуме инженерно-технических работников, прозвучало в адрес исключительно доходчиво преподававшего геодезию педагога Шмакова. К сожалению, я его имя и отчество не запомнил. Но для всех, кого он учил геодезии, в годы, когда в большинстве лесопромышленных предприятий приступили к монтажу башенных и козловых кранов, нивелировка подкрановых путей проблемой явно не стала. Все его воспитанники закрепили полученные на уроках теоретические знания во время практики, когда самолично, работая с теодолитами и нивелирами, произвели картографическую съемку указанных им участков местности близ Уфы в окрестностях деревни Новиковка (ныне на этом месте микрорайон Зелёная Роща).
На третьем курсе мы приступили к изучению автотракторной и специальной техники лесопромышленных предприятий. Общим названием этого предмета были слова «Тяговые машины». Преподавала эту дисциплину Берта Юльевна Элькинд. Занятия проводила она в добротно оснащённом наглядными пособиями (узлами и агрегатами лесозаготовительной автотракторной техники, с разрезами в наиболее сложных для изучения местах) павильоне рядом с основным зданием техникума.

Снимок сохранили и прислали сотрудники Уфимского лесхоза-техникума
Понятно, что основное время на занятиях она уделяла разъяснению устройства того или иного механизма. Однако, если студенты переставали внимательно её слушать, она мастерски вновь овладевала их вниманием, рассказав очередную свежую, и никому из нас не знакомую, коротенькую юмореску.
Использовала она и другие педагогические приёмы, ненавязчиво побуждающие учащихся навсегда запомнить всё, сказанное на её уроках. В результате, практически все воспитанники Берты Юльевны Элькинд «без проблем», когда им это надо стало, обзавелись правами шоферов-профессионалов (категория С), причем сдавать экзамен всем им довелось лишь по правилам дорожного движения.
Уверен, все, кто учился в те годы в Уфимском индустриальном технике, пока – живы, не забудут и заведующего лесным отделением Иосифа Борисовича Левина.

Снимок сохранили и прислали сотрудники Уфимского лесхоза-техникума
Высокий, сутуловатый, часто ходивший в длинном, похожем на шинель черном пальто, с резкими чертами лица, «красавцем» - он не был. Но за глаза, все его воспитанники, за всегдашнюю готовность помочь учащимся в разрешении любых проблем, называли его не по имени или фамилии, а очень коротко, но впечатляюще: некоторые – БАТЯНЯ, многие – БАТЯ, но большинство, стремясь подчеркнуть неординарную душевность И.Б. Левина, – ПАПА.
Примерно так же трудились в те годы и остальные сотрудники техникума. Да и срок обучения был «солидным» - четыре года и четыре месяца. В результате многие мои сокурсники, совместными усилиями техникумовских педагогов обученные за короткий срок усваивать значительные массивы новой информации, впоследствии учились и в других учебных заведениях. Причём часть таковых сменила профиль профессиональной деятельности и успешно освоила чисто городские профессии. Один из таких - это педагог, политик и изобретатель Фидрат Михайлович Якупов.

Заслуженный машиностроитель РБ, старший преподаватель кафедры природообустройства, строительства и гидравлики Башкирского государственного аграрного университета, Якупов Фидрат Михайлович.
Однако большая часть моих сокурсников работали в лесной отрасли. В том числе, в Караидельском районе. В частности, длительное время, и весьма успешно, Караярским сплавным участком руководил мой сокурсник Минулла Габдрахманович Хайруллин, а в Караидельском лесхозе много лет инженером по охране и защите леса трудился другой мой сокурсник - Виктор Тимофеевич Гагилев.
В Магинском леспромхозе выпускников Уфимского индустриального техникума тоже было много. Причём часть таковых, подобно Ф.М. Якупову, полученные в техникуме знания приумножили в высших учебных заведениях. В их числе Марат Хамитович Салимов, который, после завершения учёбы на трёхгодичном отделении Уральского лесотехнического института, возглавил Комсомольский лесопункт.

Марат Хамитович и Валентина Прохоровна Салимовы
Руководил этим лесопунктом Марат Хамитович несколько лет. Именно в эти годы коллектив Комсомольского лесопункта обеспечивал наивысшие, за всё время существования участка, в качестве одного из главных подразделений Магинского леспромхоза, производственные показатели.
Понятно, что далеко не все выпускники трёхгодичного отделения Уральского лесотехнического института основам промышленного использования лесных ресурсов научились именно в этом (с 1977 - Уфимский лесотехнический техникум, с 1982 года - Уфимский лесхоз-техникум), основанном еще в 1877 году, и ставшим первым в Башкортостане, среднем специальном учебном заведении.
В числе таковых Виктор Павлович Горшенин, несколько лет руководивший Магинским лесопунктом, а потом успешно трудившийся в управлении леспромхоза. Виктор Павлович, в отличие от М.Х. Салимова, до института, закончил Талицкий лесной техникум. Многие ведущие сотрудники Магинского леспромхоза учились в вузах на общих основаниях, то есть, поступали в институт сразу после завершения учебы в школе. В их числе и Валентина Прохоровна Салимова, и Кадым Ахметович Хусниев, и Борис Закиевич Давлетов. Но подробнее об этих вузах, техникумах и лесных школах, а также о выпускниках этих учебных заведений,– в других главах. Однако рассказ об Уфимском индустриальном техникуме будет, на мой взгляд, не полон, если не упомянуть, что из числа лично знакомых мне выпускников: сначала – Уфимского индустриального техникума; затем – трёхгодичного отделения Уральского лесотехнического института, - наиболее впечатляющая служебная карьера у Рашита Габдрахмановича Хазипова . Он много лет руководил производственным объединением «Башлеспром» , и одновременно проявил себя республиканского масштаба политиком.

На снимке: стоит, слева, Р.Г. Хазипов.
Категория: Лес и Люди | Добавил: adm (08.06.2015)
Просмотров: 503
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость