Главные разделы
Поиск по сайту
Статистика сайта

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сайт начал работу 01.03.2013
Главная » Статьи » Лес и Люди

Книга 2 глава 3
Глава 3. Технологию – совершенствовали,
«соцкультбыт» - приоритет…

Работая по новой технологии

К концу 60-х машиностроители наладили массовое производство челюстных погрузчиков. Во всех предприятиях внедрение новейшей по тем временам техники поручали лучшим из лучших. Не стал исключением и Магинский леспромхоз. В результате, зимой 1970 года, в Верхне-Турьинском леспромхозе Свердловской области, практиковались в работе на челюстных погрузчиках марки ПЛ-2 В.С. Дульцев и С.К. Калимуллин из мастерского участка «Бияз», а также В.Ф. Погадаев и Я.А. Сысолов из мастерского участка «Северный». Именно они, в марте 1970 года, получили первые в леспромхозе челюстные погрузчики, смонтированные на базовом для тех лет трелевочном тракторе ТДТ-75. Самым опытным механизаторам поручали погрузку хлыстов и во всех других мастерских участках леспромхоза. В частности, в мастерском участке «Озерки» первыми освоили гидропогрузчики (в начале 1971 года) Н.С. Зайнутдинов и Е.З. Охотников.

Погрузка хлыстов на лесовозный автомобиль МАЗ 509 погрузчиком ПЛ 2.
Снимок сохранил и прислал Р. Хайретдинов.

В конце семидесятых базовым трактором для погрузчиков стал трактор ТТ 4, и на лесосеках появились лесопогрузчики ЛТ 65. Использование челюстных погрузчиков позволило резко поднять производительность труда сразу на двух переделах лесозаготовительных работ – на заготовке и на вывозке. Были полностью исключены простои лесосечных бригад из-за отсутствия места для временного складирования заготовленной древесины на погрузочных площадках. Трелевку полностью отделили от вывозки, и трактористы-трелевщики не отвлекались больше на погрузку лесовозов. Работая по новой технологии, передовые бригады (летом – из 5-6 человек, зимой – из 7-9 человек) в отдельные дни заготавливали по сто и более кубометров хлыстов, создавая на пройденных рубкой лесосеках достаточные для обеспечения ритмичной работы лесовозов запасы подготовленной к отгрузке древесины.

Лесопогрузчик ЛТ 65

Особенно производительно трудились в те годы бригады Б.М. Морданова, Р.Х. Насибуллина, Н.Г. Галяутдинова. У всех на слуху был тогда мастерский участок Бияз, к концу 70-х ставший отгружать на нижний склад в Озерках по 120 и более тысяч кубометров хлыстов в год.. Руководил этим участком в те годы Ф.Д. Нургалин, впоследствии, после завершения учебы в Талицком лесотехническом техникуме, назначенный начальником Кирзинского лесопункта.
С появлением гидропогрузчиков коренным образом изменились также условия и результаты труда лесовозчиков. Они стали работать экипажами из двух (в отдельных случаях – из трех) человек на каждом автомобиле в две (иногда – в три) смены бригадным методом. При новой технологии простои лесовозов из-за недостатка хлыстов или отсутствия погрузочного механизма были сведены до минимума. Появилась возможность обходиться меньшим, чем прежде, числом лесовозов, при одновременном и значительном повышении производительности труда. Полностью оправдал себя и бригадный метод организации труда занятых на вывозке хлыстов водителей. Особенно успешно работала в те годы бригада лесовозчиков из Магинского лесопункта, возглавляемая В.Г. Бычиным. В семидесятые годы прошлого века трудились в этой бригаде и многие другие, всему леспромхозу известные водители, в том числе Ю.П. Выгузов, М.Х. Хуснияров, В.С. Легаев, А.В. Киряков, Б.М. Панкратов. В других лесо-пунктах предприятия в те далекие уже годы не менее производительно трудились шофера - лесовозчики Ф.Т. Ахунов, С.Н. Лопохин, Н.К. Захаров, В.Г. Самигуллин, Г.Г. Нуртдинов и многие-многие другие.

Деньги «куют» на нижних складах

Вынесенную в подзаголовок присказку в леспромхозе не только часто повторяли, но и неукоснительно ей следовали. С этой целью в предприятии был налажен жесткий повседневный контроль рациональной разделки древесины и организовано систематическое обучение ГОСТам и ТУ на лесоматериалы круглые раскряжевщиков, разметчиков и браковщиков. Лучше, чем в других лесопунктах, эта работа была поставлена в Крушском. Глубоким знанием ГОСТов и умением эффективно применять эти знания на практике славились все озеркинские браковщики, а особенно – И.С. Бякова, И.М. Чубукова, Н.С. Тетькова, М.Н. Смирнова и А.Г. Фаттахова, причем И.С. Бякова и А.Г. Фаттахова частенько замещали ушедших в отпуска либо заболевших мастеров.
Много внимания уделялось в семидесятые годы и вопросам производительного труда нижнескладских бригад. И в первую очередь – ликвидации простоев из-за недостатка или отсутствия хлыстов в весеннюю и осеннюю распутицу, когда подвозка хлыстов с лесосек на нижние склады затруднена дорожными условиями. С этой целью на нижних складах Магинского, Комсомольского, а чуть позднее и Кирзинского лесопунктов смонтировали по меркам тех лет мощные (грузоподъемность – 20 тонн) кабельные краны. Такие же, какой уже с конца шестидесятых использовали в Озерках.
Для создания межсезонных запасов повсеместно начали применять также челюстные погрузчики. Весьма примечательно также, что на нижних складах «челюстникам» нашли массу других практических применений.

1975 год: лесопромышленный комплекс

В далекие уже семидесятые главную цель лесной отрасли определял лозунг: «Лес – Родине!» Упор в организации так называемой «глубокой» переработки древесины делали тогда на специализации и кооперировании в масштабах страны. А основой справедливой оплаты труда всех, участвовавших в превращении деревьев и иных «даров» леса в товары народного потребления, было централизованное перераспределение прибыли. В рамках этой концепции работал и лесопромышленный комплекс района. Составляющие его предприятия, хотя по-разному назывались, фактически одно и то же делали: вовлекали в хозяйственный оборот лесные ресурсы региона. Производственные программы предприятий лесопромышленного комплекса тоже были не более чем фрагментами единого для всей страны плана развития народного хозяйства. Потому масштаб пользы от каждого предприятия и для поселков, в которых они базировались, и для района в целом определял тогда – в первую очередь – успех или неуспех в выполнении производственного плана. А одним из универсальных показателей, дававших возможность сравнивать разные по профилю предприятия, была в те годы так называемая «реализация» - то есть стоимость реализованных за отчетный период товаров и услуг.
Бесспорными лидерами района по этому показателю были Верхне-Уфимская сплавная контора, базировавшаяся более чем в десятке поселков и имевшая, в том числе, три крупных сплоточно-формировочных рейда (один - в Караяре, два - близ Муллакаево), и Магинский леспромхоз .
Коллектив ВУСК достигал этого тем, что оказывал услуги предприятим как своего, так и соседних районов – Урмантавскому, Аскинскому, Тюйно-Озерскому и Юрюзанскому леспромхозам, а также Аскинскому лесхозу. В Караидельском районе самым крупным клиентом сплавконторы был Магинский леспромхоз, собственными силами сплавщики так называемый «кругляк» (до 80 тысяч кубометров в год) тоже заготавливали. В результате, в семидесятые коллектив Верхне-Уфимской сплавконторы отправлял из мест заготовки в плотах(в основном) и на судах (частично) в города близко к миллиону кубометров круглого леса ежегодно. В составе сплавконторы был в те годы и самый мощный в Караидельском районе районе лесопильный цех.

Реки Уфа, Тюй и Сарс

Бывший главный бухгалтер сплавконторы М.Т. Сафин масштаб ежегодного (в семидесятые) объема первичной деревопереработки собственными силами проиллюстрировал конкретными цифрами так: тарные комплекты - до 9600 кубометров; черновые мебельные заготовки – около 3300 кубометров; клепка заливная - не менее 1200 кубометров; штакетник – до 1600 кубометров.

21 век. Вид на Юрюзань с закопи на выезде из Караяра

Коллективу Магинского леспромхоза тоже было тесно в одном районе, и он вовлекал в хозяйственный оборот лесные ресурсы еще и Дуванского лесхоза – до пятидесяти тысяч кубометров в год. Он же помогал лесникам улучшать качественные характеристики сырьевой базы, так как вырубал преимущественно лиственные насаждения в объемах, близких к расчетной лесосеке, а на значительной части пройденных рубкой делянок готовил почву – для последующих лесопосадок.
Умело использовал леспромхоз и выгоды от разделения труда в масштабах отрасли. На его нижних складах из мало пригодной для переработки в местах заготовки лиственной древесины выпиливали, - в первую очередь и сколько можно было, - не только пиловочник и строительный лес, но и фанерные и спичечные кряжи и чураки, а из березового тонкомера еще и балансы - для отправки (за валюту, разумеется) на экспорт. Значительную часть дров-долготья, оставшихся после выпиливания из хлыстов деловых сортиментов, леспромхозовцы, переименовав предварительно в «технологическое сырье» - технические условия тех лет да-вали возможность так делать, тоже в города отправляли. И именно в городах, специализированные и соответствующим образом оснащенные предприятия, плохонькие по деревенским понятиям дрова прямо-таки в «конфетку» превращали. То есть, иначе говоря, сначала в «щепу» размалывали, потом, с помощью прессов и используя разного рода добавки, из этой щепы древесно-волокнистые и древесно-стружечные плиты производили, а уж эти-то плиты не только строители, но и мебельщики широко использовали.
Впечатляет и масштаб хозяйственной деятельности МЛПХ в те годы. В частности, за девятую и десятую пятилетки (1971-1980 годы) коллектив леспромхоза поставил народному хозяйству страны 3 762 000 кубометров круглого леса, 92 000 кубометров пиломатериалов, 35 300 кубометров тарных комплектов, 22 500 кубометров клепок для заливных бочек и 17 900 килограммов пихтового масла.

Примечание: на «визитке» не все бывшие директора леспромхоза названы. В частности, кавалер ордена «Трудовое Красное Знамя» Н.Л. Лутфурахманов, работавший в предприятии с 11 августа 1939 гола, в списке руководителей леспромхоза, составленном при выходе на пенсию, указал еще несколько фамилий. Фотография Н.Л. Лутфурахманова ( сделанная в 50-е), а также его списка, - на следующей странице:



В отличие от Магинского, Караидельский леспромхоз был предприятием не союзного, а республиканского подчинения. То есть хозяйствовал в составе министерства топливной промышленности БАССР и был ориентирован на поставку товаров народного потребления – в первую очередь – в города и веси самого Башкортостана и соседствующих с ним регионов. Гордостью предприятия был столярно-мебельный цех в поселке Улейный (этот поселок называют еще Первомайкой). Разнообразные и пользовавшиеся устойчивым спросом товары производили и в других поселках предприятия. В результате, по выраженной в рублях «отдаче» (частному от деления стоимости реализованной в течение года продукции на годовой объем вывозки), Караидельский леспромхоз существенно опережал родственные по профилю предприятия, в том числе и Магинский леспромхоз.

Натуральные показатели, характеризующие работу леспромхоза в 1975 году таковы: вывезено с лесосек на нижние склады 53 640 хлыстов; реализовано продукции и услуг на сумму 1 529 000 рублей. Пиломатериалов выпилено 16 337 кубометров, а штакетника – 936 кубометров. Изготовлены: срубы с общей жилой площадью 604 квадратных метра; 190 конных саней (ходов); 705 заливных бочек; 402 школьные парты; 669 ульев; 558 700 мочальных кистей. Пихтового масла произведено 1200 килограммов.
Разнообразной мебели (кресел для кинотеатров и клубов, шкафов, гнутых стульев, столов и прочего, тому подобного) изготовлено и продано на сумму 42 700 рублей. Кроме всего этого, леспромхоз продавал еще штукатурную дрань, черенки для лопат и топорища.
Седяшинский и Шерломинский лесозаготовительные участки тоже осуществляли свою хозяйственную деятельность в пределах района, но входили в состав Уфимского леспромхоза, в свою очередь подчиненного министерству сельского хозяйства БАССР. Плановые задания 1975 года оба участка тоже перевыполнили. Экономические показатели работы Седяшинского ЛЗУ, хотя и уступали аналогичным у Караидельского леспромхоза, были намного лучше, чем у Шерломинского ЛЗУ.
Главная тому причина – в Седяше лучше было организовано лесопиление (работали две пилорамы) и налажена предпродажная подготовка пиломатериалов (имелся четырехсторонний строгальный станок, приспособленный для выработки шпунтованных досок и брусков), а из Шерломы часть заготовленной древесины отправляли потребителям в хлыстовых плотах.


Конкретные цифры, характеризующие работу Седяшинского и Шерломинского ЛЗУ в 1975 году, таковы: заготовлено и вывезено на нижние склады древесины 31 714 и 30 800 кубометров, соответственно; выпилено пиломатериалов 3 975 и 1 867 кубометров, соответственно; реализовано продукции и услуг на сумму 776 900 и 558 700 рублей, соответственно.
Заготовку леса ВУСК, МЛПХ, Караидельский леспромхоз, а также Седяшинский и Шерломинский ЛЗУ вели в лесных массивах нескольких лесхозов, в числе которых был и Караидельский. В составе Караидельского лесхоза в 1975 году было четыре лесничества – Кирзинское, Крушинское, Резимское и Караидельское. Как и во все времена, главными задачами лесников были охрана леса и воспроизводство лесных ресурсов на пройденных рубкой участках вверенных их попечению территорий. Однако, чтобы иметь больше возможностей для выполнения главных задач, Караидельский лесхоз тоже заготавливал круглый лес, занимался лесопилением и в рамках так называемого «побочного лесопользования» производил весьма обширную номенклатуру «товаров народного потребления».
Весьма примечательно также, что взаимоотношения лесников, сплавщиков и лесорубов в те годы, заслуженный лесовод Башкортостана А.В. Вильданов, охарактеризовал словами: «В одном котле варились…». Примерно также, хотя и другими словами, всегдашнюю готовность сплавщиков, лесорубов и лесников к взаимовыручке подчеркнули В.С. Шубин (был директором Караидельского леспромхоза), М.Т. Сафин (был главным бухгалтером ВУСК) и В.М. Филимонов (был главным бухгалтером Магинского леспромхоза.

Электрификация – гарант развития края!

До поры, до времени лесопромышленные предприятия электроэнергию вырабатывали самостоятельно, используя в разные годы в качестве приводов генераторов электрического тока и водяные турбины, и мельничные колеса, и паровые машины, но чаще всего – дизельные двигатели разной мощности. Обеспечение электроэнергией населения лесной зоны почти до конца прошлого столетия тоже было обязанностью предприятий. Все они не только строили и содержали низковольтные электросети, но и были еще и как бы «спонсорами» в зонах своей ответственности. Официально «спонсорство» никак не регламентировалось, а реализовывалось, в основном, за счет того, что в советское время частные лица за электроэнергию платили по тарифам, в несколько раз меньшим, чем для промышленных предприятий - в отличие от стран с развитыми рыночными отношениями, в которых покупаемый оптом товар всегда дешевле покупаемого в розницу. Кроме того, предприятия, исполнявшие роль перепродавцов поставляемой ЕЭС страны электроэнергии, штрафные санкции энергетиков (за перерасход, задержку платежей и тому подобные) оплачивали самостоятельно. Помимо всего прочего, оба эти обстоятельства побуждали энергетиков подавать электроэнергию даже в очень маленькие населенные пункты, – лишь бы был в таковых промышленный потребитель тока. В еще большей степени «спонсорами» частных лиц были предприятия, самостоятельно производившие электроэнергию, и продававшие ее населению по цене, много меньшей себестоимости: неспроста же в бухгалтерских документах хозяйствующих субъектов тех лет была статья «Убытки от содержания жилищно-коммунального хозяйства».
Понятно, что все предприятия стремились подключить электросети в зонах своей ответственности к единой энергетической системе страны. Главным застрельщиком такого рода инициатив в лесной зоне района был Магинский леспромхоз – один из самых крупных в те годы в Башкортостане. Одно из свидетельств тому – в конце семидесятых годов прошлого столетия леспромхозу, помимо всего прочего, поручили исполнение обязанностей заказчика строительства воздушной электрической линии напряжением 35 киловольт от подстанции Караидельского района электрических сетей в поселке Молодежный до деревни Абдуллино и дополняющих ее иных энергетических объектов, положивших начало обеспечению промышленным током левобережья района. Необходимые для надлежащего исполнения обязанностей заказчика денежные средства, в рамках так называемого «сверхлимитного» финансирования, вышестоящие организации перечисляли на специальный банковский счет Магинского леспромхоза.
Итоговые результаты совместных усилий энергетиков, лесозаготовителей, сплавщиков, и некоторых других заинтересованных организаций, в части, касающейся электрификации левобережья в те годы, таковы:
Первыми были построены, испытаны и подключены к единой энергетической системе страны: ВЛ 35 КВ (воздушная электролиния напряжением 35 киловольт) Караидель – Абдуллино; ПС 35/10 КВ (понижающая трансформаторная подстанция напряжением 35/10 киловольт) близ деревни Абдуллино; ВЛ 10 КВ (воздушная электролиния напряжением 10 киловольт) Абдуллино - Магинск; ВЛ 10 КВ Абдуллино - Караяр; ВЛ 10 КВ Абдуллино - Бурунгут: ВЛ 10 КВ Абдуллино – Комсомол; ВЛ 10 КВ Абдуллино-Атняш.


21 век. Вид на Магинск с вершины расположенной западнее посёлка горы.



Чуть позже: построенные Магинским леспромхозом за счет предприятия и собственными силами два участка ВЛ напряжением 10 киловольт: первый - от Комсомола до Северно-го, второй - от так называемой «дойки» на границе Караидельского и Дуванского районов до Бартыма.
Затем: ответвление ВЛ 35 КВ Караидель – Абдуллино, до понижающей трансформаторной подстанции, построенной близ поселка Стеклозавод; ПС 35/10 КВ близ Стеклозавода; ВЛ 10 КВ Стеклозавод – Каирово; ВЛ 10 КВ Стеклозавод – Шафеево; ответвление ВЛ 10 КВ Стеклозавод – Шафеево, до деревни Балмазы.
То есть, иначе говоря, обеспечение промышленным током населенных пунктов в центре левобережья района к концу восьмидесятых годов прошлого столетия было полностью закончено, хотя многие предприятия долго еще использовали собственные дизельные электростанции как резервные источники энергии.
Второй высоковольтной электрической линией, «шагнувшей» с правого на левый берег Уфимки ради обеспечения поселков и деревень лесной зоны района промышленным током, стала ВЛ 35 КВ Кашкино – Озерки.


Предыстория ее строительства такова: в 1988 году Магинский леспромхоз внес на рассмотрение в ЛПО «Башлеспром» несколько вариантов обеспечения промышленным током Крушского лесопункта – в те годы самого перспективного из четырех лесопунктов леспромхоза, стабильно работавшего много лет подряд; обладавшего лучшей в леспромхозе сырьевой базой; компактно расположенного в поселках Озерки и Бияз.
Руководство «Башлеспрома» идею поддержало, однако внесло и существенные коррективы, имея в виду обеспечить промышленным током и расположенный по соседству Аскинский леспромхоз. Потому принятый после обсуждения вариант предусматривал строительство: ВЛ 35 КВ Кашкино – Озерки; ТП 35/10 в Озерках; ВЛ 10 КВ Озерки - Заимка, для подачи энергии в Аскинский леспромхоз; ВЛ 10 КВ Озерки – Круш – Бияз, для обеспечения током, как жителей этих поселков, так и производственных объектов леспромхоза, Крушского отделения совхоза «Акбузат» и Крушинского лесничества.
Предусматривалось также, что в зоне, примыкающей к новым электролиниям, хозяева населенных пунктов собственными силами произведут реконструкцию электросетей напряжением 0,4 КВ и установят необходимое количество ТП 10/0,4 КВ (трансформаторных пунктов напряжением 10/0.4 киловольт).Заказал и оплатил проект Магинский леспромхоз. Сметная стоимость основных объектов в ценах 1990 года составила: ВЛ 35 КВ Кашкино - Озерки 894 тысячи рублей; ТП 35/10 КВ в Озерках – 625 тысяч рублей. Главный подрядчик – Нефтекамская МК-31 (ее начальником тогда был А.А. Хуснутдинов) – был готов приступить к работе: дело было за деньгами. И только благодаря Магинскому леспромхозу (его директором тогда был А.А. Ковалев), авансировавшему за счет оборотных средств предприятия механизированную колонну, - уже в 1990 году строительство началось.
Очень трудно строить высоковольтную электрическую линию в гористой местности, вдали от дорог и населенных пунктов. Еще труднее в годы радикального реформирования экономики страны решить все вопросы финансирования крупной стройки. Только в декабре 1991 года, благодаря совместным усилиям администрации района и руководства «Башлеспрома», леспромхозу были частично возмещены уже понесенные затраты и предусмотрено дальнейшее финансирование строительства за счет средств республиканского бюджета, «Башкирэнерго» и «Башлеспрома». Но и они с большим трудом выполняли свои обязательства. А уж без задержки в три-четыре месяца деньги не перечисляли никогда. Тем не менее, очередные финансовые подпитки стройки на специальный счет леспромхоза все же поступали. Леспромхоз, в свою очередь, рассчитывался со строителями.
В результате в конце 1994 года главные объекты стройки – ВЛ 35 КВ Кашкино – Озерки и ТП 35/10 КВ в Озерках – были поставлены под нагрузку, и в Озерках появился промышленный ток. А в последующие годы, хотя и не без проблем, было завершено строительство ВЛ для подачи промышленного тока в Аскинский леспромхоз, Круш и Бияз…
Очень настойчиво добивались специалисты леспромхоза и финансирования строительства ВЛ для подачи промышленного тока в населенные пункты на территории Кирзинского сельсовета.


Одно из свидетельств тому – в кабинеты чиновников приходили они не с пустыми руками, а с вполне готовым проектом (заказал и оплатил проект сам леспромхоз) электрификации этой воистину в прямом и переносном смысле самой «медвежьей» части района. Но время шло. Проект устаревал. Утратил былые возможности и леспромхоз. В результате третью по счету высоковольтную электролинию (ВЛ 10 КВ Пионерская – Атамановка),«шагнувшую» с правого на левый берег Уфимки ради обеспечения промышленным током лесных поселков, построили по другому проекту, а леспромхоз участвовал в ее строительстве не как заказчик, а лишь как один из субподрядчиков, прорубая и расчищая просеки, по которым проложили ВЛ.
Примечательной особенностью этой ВЛ является то, что построена она как бы «на вырост» - в габаритах ВЛ напряжением 35 киловольт. Уникальна и конструкция перехода ВЛ через Уфимку: обе береговые опоры повышенной надежности, а расстояние между ними превышает 1000 метров. От перехода близ Атамановки эту ВЛ продолжили в направлении: Кирзя – Сурда - Ямбак.
Законченные строительством участки ВЛ ставили под нагрузку поочередно. В Атамановку промышленный ток подали 9 апреля 2000 года, на промышленную площадку Кирзинского лесопункта – в апреле 2002 года, в Кирзю – в марте 2002 года, в Сурду и Ямбак – в марте 2004 года.

Приоритеты – условия труда и экология

К началу семидесятых, благодаря существенно увеличенному к той поре экономическому потенциалу страны,появилась возможность больше внимания уделять условиям труда и экологии. Одним из проявлений такой именно смены приоритетов, в части касающейся лесной отрасли, стали детально проработанные и рассчитанные на несколько пятилеток «Программы ухода от молевого сплава» по многим рекам, в том числе, по Юрюзани. Одним из производственных объектов, построенный в рамках реализации подобной программы в Башкортостане, стал механизированный нижний склад Бурунгут. Строил нижний склад леспромхоз. Но не только в своих интересах, но и для производственных нужд сплавконторы. Установленное на нижнем складе оборудование заметно облегчило и сделало намного производительнее труд, как сплавщиков, так и лесозаготовителей, занимавшихся выполнением целого комплекса штабелевочно-сплоточных работ, всегда предшествовавших отправке, хоть на судах, хоть в плотах , раскряжеванной древесины потребителям. Впоследствии, после прекращения молевого сплава по Юрюзани, сплавщики тоже разместили нижний склад в Бурунгуте, использовав часть производственной площадки, подготовленной в ходе строительства своего нижнего склада леспромхозовцами. Хлысты для разделки сплавщики подвозили по леспромхозовцами же проложенной лесовозной дороге. Кроме того, пуск в эксплуатацию нижнего склада Бурунгут дал возможность приступить к ликвидации захламленности порубочными остатками долины речки Большая Бердяшка в непосредственной близости от деревень Сухояз,Арзаматово, Беркисяр и Абдуллино. Командовал Комсомольским лесопунктом в те годы З.Г. Сафин. Одним из строителей нижнего склада был Р.Д. Даутов, после завершения строительства ставший первым в леспромхозе крановщиком башенного крана БКСМ - 14 ПМ2. Его рассказ о строительстве нижнего склада Бурунгут таков:
-Лесовозную дорогу от Абдуллино до Бурунгута по склону крутой горы на берегу Юрюзани начали прокладывать в 1970 году. Монтаж первой полуавтоматической линии по разделке хлыстов (сокращенно – ПЛХ) и первого башенного крана (БКСМ – 14 ПМ2) начали в 1976 году. Монтаж мощного козлового крана ЛТ-62, предназначенного для разгрузки хлыстов с лесовозов, подачи этих хлыстов на разделку, а также временного складирования их в запас, завершили в 1978 году. Все работы велись под личным контролем директора леспромхоза В.А. Назарова. Очень часто в Бурунгут приезжал главный механик леспромхоза: для оперативного разрешения связанных с монтажом оборудования проблем (до середины 1976 года главным механиком работал В.П. Авенс, с июля 1976 года – А.А. Ковалев). Главный инженер леспромхоза В.В. Тугашов не только консультировал и указывал, но и лично участвовал в монтаже кранов. Такой же стиль работы был у работавшего в те годы техноруком Комсомольского лесопункта Г.А. Бормотова, личный вклад которого в монтаж (а особенно – в отладку) полуавтоматических линий и кранов исключительно велик. Одновременно со строительством и монтажом велось обучение рабочих кадров. Первыми оператороми ПЛХ стали Х.М. Шайхинуров и М.М. Мансуров. Эксплуатировать нижний склад Бурунгут начали в 1979 году.

Название предприятия – прежнее, суть - иная

К концу восьмидесятых годов прошлого столетия, благодаря усилиям всего коллектива, леспромхоз стал воистину промышленным предприятиям с хорошо развитой инфраструктурой. Дальнейшая индустриализация в той или иной мере коснулась всех переделов работ. Во всех мастерских участках для обрезки сучьев с деревьев начали использовать заменившие сучкорубные топоры легкие бензиномоторные пилы «Тайга». Именно в это десятилетие опробовали в работе валочно-трелевочные машины ЛП-49 и агрегаты для обрезки сучьев с деревьев непосредственно на лесосеке ЛП –33. Внедрять эти механизмы начали с 1984 года, базой для обоих агрегатов служил гусеничный трелевочный трактор ТТ-4. Отрабатывали конкретные технологические схемы использования этой весьма перспективной по тем временам техники лучшие механизаторы мастерских участков Ачит и Северный.


Директор леспромхоза В. А. Назаров награждает памятным подарком Н.Г. Галяутдинова - оператора ЛП 49 из мастерского участка Северный.
Снимок отсканировал и прислал Р.Н. Ишмухаметов.

Применение агрегатов для обрезки сучьев и валочно-трелевочных машин дало возможность резко поднять производительность труда лесорубов и одновременно свести до минимума производственный травматизм на лесосечных работах. Наибольший успех был достигнут в 1988 году, когда валочно-трелевочными машинами заготовили сто одну тысячу кубометров древесины.

Фотогалерея сайта < www.techstory.ru> ЛП 49


Фотогалерея сайта < www.techstory.ru> ЛП 33

Однако дальнейшего развития внедрение аналогичных агрегатов, но не гусеничном, а на пневматическом ходу, не получило. Машиностроители страны массового выпуска таких агрегатов, но уже на базе модификаций колесного трактора К-701, в советскую пору не успели наладить…
В части, касающейся вывозки древесины, самыми крупными реализованными проектами в это десятилетие стали строительство и оснащение соответствующим оборудованием новых гаражей в Магинске и Озерках.
Кроме того, в Магинске был построен просторный и хорошо оборудованный склад для запасных частей и технических материалов. На обеспечение производительного труда лесовозчиков была нацелена и работа хорошо технически оснащенного дорожно-строительного отряда предприятия. В летнее время одно из звеньев отряда (в его составе обычно были грейдозер, автогрейдер и буксируемые трелевочными тракторами дорожный каток и прицепной грейдер) изо дня в день улучшало и «утюжило» как лесовозные, так и общехозяйственные дороги в зоне ответственности леспромхоза. В зимнюю пору ту же работу выполняли с помощью снабженных бульдозерными отвалами мобильных и мощных К-703. В больших объемах вели в те годы и дорожное строительство, в том числе строили и улучшенные (гравированные, на отсыпанном с соблюдением всех строительных норм дорожном полотне) лесовозные дороги. Предметом особых забот дорожников были и мосты, особенно в долине речки Круш и в Буртым-логе.
Индустриальный облик к началу девяностых годов приобрели все нижние склады предприятия. На нижнем складе Бурунгут работали четыре крана – три башенных и один козловый, обеспечивавшие производительную работу двух полуавтоматических линий по разделке хлыстов. В 1988 году козловые краны ЛТ- 62, такие же, какой давно уже использовали в Бурунгуте, смонтировали в Озерках и Магинске. В том же году в Магинске начали строительство первой очереди механизированного нижнего склада, в ходе которого установили первый башенный кран КБ 572 и начали монтаж первой полуавтоматической линии по разделке хлыстов ЛО 15С. Эксплуатировать эту линию начали в 1990 году. А рядом с работающей линией уже завершался монтаж второй, такой же.
В том же году на нижнем складе в Кирзе для разгрузки лесовозов начали использовать электрические лебедки, смонтировали заменившие ручные вагонетки цепные транспортеры, а также установили чехословацкий башенный кран марки МВ 1645. Примечательно также, что на всех нижних складах башенные краны использовали как для уборки от сортировочных транспортеров и последующего укладывания в штабеля разделанных сортиментов, так и для погрузки и на большегрузные баржи БРП, и на автомобили и пиломатериалов, и всех остальных видов лесной продукции.

«Соцкультбыт» – приоритет

В послевоенную пору Магинский леспромхоз систематически перевыполнял производственные планы. Прямым следствием такой именно работы была возможность значительную часть материальных ресурсов предприятия использовать для удовлетворения целого комплекса социально-бытовых нужд проживающих в леспромхозовских поселках граждан. Предназначенные для этого объекты (школы, больницы, детские сады, магазины, клубы) предприятие строило с момента образования. Восьмидесятые годы исключением не стали. В 1981 году начали строить типовую школу на 320 мест в Магинске. В 1982 и 1983 годах ввели в эксплуатацию хлебопекарни в Буртыме, Магинске и Кирзе. В 1983 году завершили строительство целого комплекса хозяйственного назначения сооружений для подсобного сельскохозяйственного участка леспромхоза. Прямым следствием окончания строительства стало на-много улучшившееся обеспечение мясными и молочными продуктами столовых, в том числе детсадовских и школьных, во всех поселках предприятия. В это же десятилетие построили многие другие, менее значимые объекты и сооружения культурно-бытового назначения. Кроме того, леспромхоз содержал все работавшие в его поселках детские сады и клубы, а также оказывал весомую помощь участковым больницам и поселковым школам в выполнении разного рода ремонтных работ.
Но еще более важной для жителей лесной зоны была деятельность жилищно-коммунального отдела и отдела капитального строительства леспромхоза. Подчиненные этим отделам службы и участки работали в каждом поселке. Занимались они не только строительством новых и ремонтом послуживших уже домов, но и обеспечивали постоянную эксплуатационную исправность электрических и водопроводных сетей, а также выполняли еще множество разного рода работ по благоустройству населенных пунктов в зоне ответственности предприятия.

Бесспорный лидер по выработке пилопродукции

В леспромхозе всегда много внимания уделяли переработке древесины. Для увеличения выпуска пилопродукции, помимо всего прочего, в 1990 году в Комсомоле построили новый лесопильный цех. Но признанным всеми бесспорным лидером предприятия на этом переделе работ в восьмидесятые годы был Кирзинский лесопункт. Весь его коллектив был нацелен на обеспечение производительной работы трудившихся в тарном цехе станочниц и рамщиков. Все пригодные для распиловки на доски или выработки тарных комплектов либо заготовок для заливной клепки пиловочные, фанерные, спичечные и тарные кряжи отправляли для переработки в тарный цех. Исправность оборудования тарного цеха всегда была главной заботой всех механиков и слесарей лесопункта. Такая концентрация усилий всего коллектива на одном переделе работ никогда и нигде втуне не пропадала. Именно так случилось и в Кирзе в восьмидесятые годы, когда Кирзинский тарный цех произвел 51 процент всех выпиленных в леспромхозе за это десятилетие пиломатериалов и 77 процентов всей заготовленной предприятиям за этот же период заливной клепки.

Процесс пошел…

В.А. Назарова в середине 1989 перевели в Уфу, назначив начальником отдела лесозаготовок и лесосплава «Башлеспрома». Руководство леспромхозом Виталий Алексеевич передал А.А. Ковалеву, в разные годы работавшего: сначала – старшим механиком Крушского лесопункта, потом – главным механиком леспромхоза, затем – главным инженером предприятия. Новый директор был в курсе проблем леспромхоза, на всех предыдущих постах много и полезно потрудился для придания предприятию индустриального облика. Остальные инженерно-технические работники, работавшие начальниками и ведущими специалистами, тоже были воспитаны В.А. Назаровым.
В результате, на рубеже восьмидесятых и девяностых годов прошлого столетия, леспромхозовцы все же сумели успешно завершить еще несколько, значимых для всех в лесной зоне, социальной направленности проектов. В их числе: установка телетрансляторов в Озерках, Кирзе, Биязе, Северном и Комсомоле; строительство вертодрома в Кирзе; строительство в Магинске автозаправочной станции, работавшей не в составе какого либо предприятия ЛПК, а в интересах всех жителей левобережья района.
В запланированные сроки справился в те годы коллектив и с выполнением своей части разработанной в начале восьмидесятых специалистами «Башлеспрома» «Программы ухода от молевого сплава по рекам Башкортостана». Леспромхозу, в рамках адаптации к работе в новых условиях, необходимо было изменить технологический процесс таким образом, чтобы заготовленную Крушским лесопунктом древесину перерабатывать на нижних складах Комсомольского и Магинского лесопунктов. В том числе ради этого, в Магинске достроили и начали эксплуатировать гараж, экспериментальную котельную, тарный цех и цех по производству срубов из оцилиндрованных бревен.
Все новые производственные объекты сооружали в расчете на длительное пользование, используя отвечающие этим требованиям строительные материалы. Кроме того, на нижнем складе в Бурунгуте заменили морально устаревшие ПЛХ-3 на более совершенные полуавтоматические линии по разделке хлыстов ЛО-15С, а старые башенные краны БКСМ-14 на новые, марки КБ-572. В то же время на нижнем складе в Магинске завершили монтаж и начали эксплуатировать еще одну линию ЛО-15С и второй башенный кран КБ-572.
В последнее десятилетие советской власти оставались впечатляющими и производственные показатели предприятия. За 1981-1990 Магинский леспромхоз произвел и отгрузил потребителям: круглого леса – 3 672 400 кубометров; пиломатериалов – 105 300 кубометров; тарных комплектов – 32 100 кубометров; клепки заливной – 23 200 кубометров; пихтового масла – 15 300 килограммов.
Однако, как говаривал первый и последний президент СССР, «…процесс уже по-шел…» Радикальные перемены в стране сказались и на результатах работы леспромхоза. В части касающейся разделки, ряд цифр, зафиксировавший начало и проиллюстрировавший динамику спада, таков: 1989 год – 365 133 кубометра; 1990 год –296 323 кубометра; 1991 год – 275 600 кубометров. И так далее, ускоряющимися темпами…
Категория: Лес и Люди | Добавил: adm (29.10.2015)
Просмотров: 381
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость